Подпишитесь на обновления

Стихи. Творчество. Sevora

 Рекомендуемые браузеры - Chrome, Firefox, Safari для Mac (версия 8 и новее), Internet Explorer (версия 11), Windows 10 Microsoft Edge.

Мобильная версия сайта поддерживается iPhone iOS 10 и выше и Android 7.0 и выше. 

 

Для оптимального отображения аудио и визуальных элементов сайта читайте его полную версию (с десктопа). 

 

***
Мне встать бы ни свет, ни заря
И справиться с мыслями.
Я надеюсь - вся жизнь не зря.
Я надеюсь - во мне есть смысл.

Тьма

***
И каждый день до хрипа драться,
Себя и ненавидеть, и любить. 
В таком ключе я не готова сдаться.
В таком ключе я не готова жить... 

***
Ползём по толстому льду,
Воздвигаем кирпичные стены. 
Я нормально вперёд иду, 
Мне не хочется вскрывать вены.

И насколько тонкая грань, 
Приглядишься - и нет её вроде... 
Вместо ангелов (перестань!) - 
Хор из гадких внутри уродин.

***
Нет ни круга, ни треугольника,
Ни пентакля вокруг меня.
С интересом живого покойника
Жизнь листаю в угоду теням.

Силы стук изнутри чую голосом - 
Я не выйду сегодня во двор.
Затихающим вянущим колосом
В грудь топор.

В этой комнате, нет - в мире-комнате
Всё сжимается в адскую нить.
Я кричу, умоляю: "Всё, по́лноте!" -
Но забаву не остановить.

Мне осталось недолго дотягивать
Тетиву на поломанный лук,
И у Бога просить и выманивать
Прекращение адовых мук.

Кто-то руки положит на плечи мне - 
Я не спорю с ним больше. Я здесь
Не совсем, и не я, и не очень не - 
Вместо рук лучше петли повесь.

Мне до этого часто страх сковывал
Силу голос подать и наверх
Достучаться до тех, кто основывал
Эту жизнь без души, словно грех.

А сейчас с равнодушием просто
Позволяя себе скатиться,
Я прошу обесточить мой о́стов - 
Пусть всё это скорей прекратится.

***
Держаться, держаться, держаться.
Зубами за воздух, за что угодно. 
Не предавать себя, не сдаваться,
Хоть честно, хоть неблагородно.

Прожить эти дни, дотянуть до рассвета,
Надежды не тратить напрасно луч.
Там, где свободы, где жизни нету - 
Искать его. Искать этот ключ.

От разрушения не отвернуться,
Темень внутри, не отринув, обнять.
К себе до конца неизбежно вернуться
И то, что осталось, с любовью принять.

Дожить. Дотянуть. До чего неизвестно.
Оставить, как есть, всё, что есть, чего нет.
Найти это странное нужное место,
Где есть и покой, и прощения свет.

Оставить всё лишнее, вытерев роли,
Когда из глубин чистота отзовётся.
И, вопреки изнывающей боли, - 
Бороться, бороться, бороться, бороться.

***
Я когда-то боялась за грань,
За черту переступить.
Где ладонь, словно мягкая ткань,
Утешает и учит учить.

Где рассветы, ночам вопреки,
Не приносят усталости рай.
И бессонница с лёгкой руки
Вечность шепчет: "Давай, засыпай!"

Мне казалось, за гранью стена
Протяжённостью выпитых рек.
Совладать с ней - изящный обман,
Что надломленный пьёт человек.

Чаша бездны без грани и дна
С аварийным включеньем огней...
Я сейчас совершенно одна.
Я за гранью давно, я за ней.

И не грянет из воздуха гром,
Чтобы вытолкать всё напоказ.
Королевство, где жизни верх дном,
Истощает меня в сотый раз.

Мне не хватит ни силы, ни сил
Дотянуться до выступа скал,
Чтобы кто-то меня попросил
Изменить на улыбку оскал.

Этой музы я долго ждала.
Я просила её не ходить,
И наверх, чтобы передала - 
Пощадить меня, пощадить... 

Но она не имеет друзей,
И замолвить ей не перед кем.
Равнодушна к слезам матерей,
Её рот то ли пуст, то ли нем.

Умолять её - тщетность затей.
Да и не о чем больше просить
Ту, что ходит ко мне без теней,
Уничтожить, размазать, добить.

Я лежу на полу из свинца
Этот день, словно тысячу лет.
Без начала он и без конца.
Правит мысль: жизни нет. жизни нет.

***
Всё внутри пропитано теменью,
А снаружи – забвением.
Безнадёжные! В вашем племени – 
Пополнение.

Ничего не хочу давно
И не помню, когда хотела.
Я открою настежь окно - 
Дам привыкнуть к холоду телу.

Нет ни прошлого, ни сейчас - 
Я лишь в тягость. Себе и близким.
А последних осталось: раз,
Может, два. А этаж-то – низкий.

Мне не страшно это писать - 
Жалко жалкость увековечить.
Надо сил, чтобы путь признать – 
Искалеченность докалечить.

Но один вопрос напросился - 
Пусть он Ангелом будет отвечен.
Когда ребенок ещё не родился,
Он ведь сразу же -  мечен?

***
У меня внутри не поют птицы,
Не всходит солнце, не шумит лес.
У меня внутри из пустынь напиться
Не может в крике застывший бес.

У меня внутри только ужас бездны,
Манящий край вместо чаш весов.
У меня внутри с каждым бесполезным
Биением сердца - горящий вдох.

У меня внутри... А внутри меня ли?
Или где-то снаружи, в иных мирах
Бродят тени души моей невменяемой,
Сочащейся изморозью в прах.

У меня внутри. Было лето осенью.
Весна зимою. И сад в горах.
У меня внутри победили проседью 
Отчаяние, ужас и страх.

***
И боль одна и та же столько лет
То тише, то сильней.
Несу внутри темнейший свет - 
Темнее всех огней...

***
Со мной такое на работе было - 
Когда я плакать не могла.
Когда всё то, что я любила,
Покрыла мгла.

Обняв под жестяные крылья
Остатки света и тепла,
С чудовищной бесславной силой
Царила мгла. 

Бедой окрашена по локоть,
Меня бездушную вела
Всепобеждающая похоть
И мгла, мгла, мгла...

***
Я в своем горе неприкосновенна.
Это горе наоборот.
Это под утро, наверно,
В темени ждать восход.

Это в сети теснённой
Крючками лет,
В море души бездонной - 
Выловить свой ответ. 


Нет.

***
Чёрными щетинами блестит
Поезд исковерканнейших лет.
Может, Господь Бог меня простит,
Только я себя – нет.

***
Перекрещусь слабеющей рукой.
Я с этой ночью, с этой тонущей рекой
Возьму себя за волосы запястьем - 
Я там на дне, я там на дне познаю счастье...

***
До утра не сплю, всё плачу.
День зимой в рассвет, как нем.
С двадцать семи на сдачу – 
Словно семь.

Вот, ещё мне пару строчек – 
По ступенькам в сад.
Перед солнцем темень прочит – 
Ад.

Обошла весь мир земной я – 
Нет тебя. И мир как нем.
Жить, как в едкой паранойе, – 
Мне зачем?

Оборачиваюсь к свету - 
Или он всё впереди?
Без орбиты нет планеты,
Звёздо-звёздочка, пади!

На последней ноте соли
Я достигла дна.
Рано-раненая болью
И одна.

Помолись за меня, мама.
Нету сил.
Если выживу упрямо – 
Бог простил.

***
У внутренних сумерек особенный,
Летящий извне свет.
Под утро только надломленный,
Как будто меня нет.

У внутренних сумерек оборванный,
Но очень красивый такт.
Как будто вас спросит сломленный
Подснежник: «Смогли бы так?»

У внутренних сумерек тонкое,
Таящееся почти,
Холодное чисто-звонкое
Пламя, как у свечи.

У внутренних сумерек времени – 
Секунды, длинней часов.
А им ещё – выбор темени,
Запястий и шей, висков.

У внутренних сумерек истины - 
До дна лишь один глоток.
Лишь шаг от седин до лысины,
И вздох небу поперёк.

У внутренних сумерек знакомый мне,
Не липкий уже, но страх.
Когда все огни в моём окне
К утру наберут размах.

У внутренних сумерек прекраснейший
Немногим известный миг…
Когда чёрно-белые клавиши
В цветной превращают крик.

И вместо остервенения,
И жизни во сне, как бред,
Запретнейшим откровением
Забрезжит в тоннеле свет…

***
Бесконечная дорога в никуда...
На плечах агония ложится.
Если я свободная, тогда - 
Всё, что происходит, мне лишь снится…

***
Задумчиво покурю сигарету…
Расстанусь с мечтами, заброшу лето… 
Закончена музыка, песня спета - 
А выхода, выхода, выхода нету…

***
Пустота вокруг и темень,
Я топимый сердцем кре́мень,
Я – покинутая даль…

Заплелись глухие ночи,
Мой источник обесточен,
Мне не жаль…

Мне темней, чем будни эти,
Никогда не снилось время - 
Только грусть…

На покинутой планете
Я покинутое бремя.
Что же – пусть…

***
Проснулась сегодня сама собой
И чувствую грань обрыва.
И безразличное над собой
Небо на грани взрыва…

***
А дальше по кромке льда, 
От обиды, подёрнутой инеем,
Я уйду от себя туда,
Где ни слов, ни любви, ни имени…

И, оставив земную твердь
Иллюзорным объятиям жадности,
В полдороги нагнавши смерть,
Успокоюсь в своей усталости…

 

И, когда зазвенит рассвет
От пернатого песнопения,
Вы поймете – меня там нет.
Вы поймете, что смерть – рождение.

***
Я выкрашу ногти в пурпурный цвет
И вены перережу напоследок.
Мне этот мир, мне этот свет
Невыносим и едок.

Без слёз, без глаз, без тёплых ванн,
В сухую и осознанно.
И капель красных караван - 
Мой гид в стране непознанной.

Не нужно слов, долой врача.
Я выбрала осмысленно.
И даже мой последний час – 
Бессмысленен.

***
Не смотри на меня сейчас, Господь, - 
Я такая ужасная.
Как отрезанный хлеба ломоть 
Засыхаю напрасно я.

***
И оттолкнуть не поднимается рука
Святую жизнь, прильнувшую в проходе.
Я для неё так экзотически горька,
Моя испепелённость нынче в моде.

Мне наблюдать за искренним уменьем наслаждаться - 
Всех пыток верх, что обжигает не спеша.
Я всё клянусь себе с собою попрощаться - 
Да всё ворочается мёртвая душа.

Мне разум дан осознавать несчастья
И бесполезный страхов сонм создать,
А руки: искушенье грешное – запястья
Освободить от плоти – обуздать.

Зачем так много мне Господь отмерил?
Зачем распята я в самой себе?
И с каждым молотом захлопнувшейся двери
На вздох я ближе к окончанию в борьбе.

***
Поэтическое слово суицид,
Затемняющее кровь самоубийства.
Бог. Наверное, он умер или спит.
Или зам у него редкий кровопийца.

Ложь. Мы навсегда одни на этом свете. 
Сверху нет ни рая, ни суда – 
Голые, ободранные дети,
Взорванные нами поезда.

Слабость прикрываться чьей-то волей,
Верить в несвершимое и ждать.
Проклят человек, сражён и болен
Гибельным уменьем себе врать.

Ненавижу этот мир. Слепую скупость
Замкнутых сердец и прошлых лет.
Подлую приветливую тупость,
Липкого пути бесцветный свет.

К одиночеству естественная тяга
Свое дело с равнодушием вершит.
С каждым днем я ближе на полшага
К поэтическому слову суицид.

***
Сказали: "Встань," - я лягу, "лечь," - 
Я побегу.
И почему я должна кого-то беречь,
Если меня не берегут?

Горит внутри из горла течь,
Внутри - кома.
Мне нужно дать себя сжечь
И пепел развеять дома. 

И дать воде пробежать сквозь
Морской по венам.
Горевшим суть упасть в горсть
И жить на стенах.

The Devil and The Huntsman - Daniel Pemberton
00:00 / 00:00

***

Я иду, и в моих следах

Не мокрый песок, не от кружек днища,

Не парусные полотни́ща - 

Выжженные пепелища

В моих следах.

На страницах этих

Не боль от жизни, не правда-матка - 

А разорванная косатка. 

Оставшаяся без остатка

На этих листах.

На часах моих 

Не играет полночь, не бьют куранты,

Но сжимают грудь траурные ба́нты,

А поверх стараются адьютанты 

Красиво руки мои сложить...