Подпишитесь на обновления

Стихи. Творчество. Sevora

 Рекомендуемые браузеры - Chrome, Firefox, Safari для Mac (версия 8 и новее), Internet Explorer (версия 11), Windows 10 Microsoft Edge.

Мобильная версия сайта поддерживается iPhone iOS 10 и выше и Android 7.0 и выше. 

 

Для оптимального отображения аудио и визуальных элементов сайта читайте его полную версию (с десктопа). 

 

***
Останется немного напоследок:
Поношенные туфли и чулки,
Огрызок или, может быть, объедок
От яблока. А, может, от руки.

На стенах судорожных вихри
Карандашей и грифелей цветных,
Когда остатки стонов стихнут
И канут в Лету от миров иных.

Возможно, несколько страниц и пена липкой
Текущей синевой на простыне...
Кто вспомнит о несчастной, странной, дикой - 
Кто вспомнит обо мне?

Судьба

***
Я в ненаписанных днях этих
Со счёта сбилась.
Под микроскопом в допросном свете
Остановилась.

Ни дня, ни даты не помню точно - 
Один за другим летят.
И только грустные тёмной ночью
Мне говорят,

Что в ров безликий скользят бесшумно - 
Кто пышен, кто гол, как сокол.
Кто взвешен, кто лёгок, кто прост, кто безумен,
Один за одним – на кол.

И кладбище их, разрастаясь в долину,
Без гор, без ущелий и рек – 
Ущербная свалка, покрытая тиной,
Отверг что Живой Человек.

И здесь, наверху, в безневременном свете
От сумрачных вязких светил
Я боли не вижу. На этой планете – 
Нет ночи, нет утра, нет сил.

Я, будто чужой проживая тропою,
Иду сквозь полярные дни.
По кругу, с чужой оголтелой толпою – 
Следы на снегу – лишь мои.

И, вроде, закончилась ночь. С бесконечным,
Безмолвным от пепла огнём…
Сменившись бессонным, безликим и вечным - 
Одним нескончаемым Днем…

***
В тишине оставаться с самою собой теперь непривычно.
Каждый вздох, каждый стук проникает в сознание пылью.
Мне когда-то казалось - от всех я отлична.
Это было другой невозможной, исчезнувшей былью.

Рисовать на бумаге смиряющей вязью отвыкла,
И сейчас от неё странно веет мне вдруг ностальгией. 
Будто старое время в рояльные струны проникло,
И закончилась жизнь, и песком сквозь них драматургия...

Неподьёмные пла́сты вздыхают внутри осторожно
Глубоко-глубоко под прикрытием собственной ночи.
Мне казалось - я сплю, и закат за рассветом возможен,
Мне казалось - мой взгляд в зазеркалье пределен и точен.

А сейчас от меня остаются сомненья и страхи.
Я, наверно, бегу, потому что стоять нету мочи,
И рвануть за поводья с медвежьего маху
Не так страшно, как медленно выписать точку.

Потому что от зеркала с чувством печальной обиды
Не хочу отходить, засмотревшись в своё отражение.
Это годы былые прекрасные вытерли виды
Или горечь масштабно раскрасила самосожжение?

Я закончу писать и опять понесусь, истираясь о стены,
Добиваться того, что казалось бы, вылито в воду,
Без границ и краёв на лету проглотив перемены,
Растворяясь в толпе, задыхаясь в потоке народа...

***
Когда же это кончится – 
Твой образ в моем поле?
Молчит судьба-наводчица,
Расстреливая волю.

Глуха до неприличия,
Порвав страницу дня,
С особым безразличием
Не смотрит на меня.

Молчит, вздохнув, уставшая
От су́етных побед,
И волосы упавшие
Всё красит в белый цвет...

***
Одинокое облако,
Смотрим друг на друга, в глаза…
Одинокое облако,
Слезай!

Кто в тебе угадает жилы
Под улыбками на лице?
Облако, будем живы,
Встретимся на Крыльце

Из жемчужных прикосновений
Далеко-далеко вверху?
Я хотела бы Воскресение 
Провести на твоем пуху.

Облако, ты торопишься?
Подожди, я ведь тоже одна…
Обещай, что потом воротишься – 
Я всегда живу у окна…

Мы, пока говорили, - ветрено,
Поменяло тебя насквозь.
А, забудь. Вот тебе приветливо
Улыбается кто-то… 
Брось.

***
Смогу ли я еще хоть раз
По клавишам души пройтись?
Не вздрагивая, наклонясь,
Шептать сомнению уймись?

Или пленённая конвейером дверей
Навечно пропаду в болоте судеб?
В местах желанных с запахом морей
Неужто никогда меня не будет?

Неужто проклятая кликаньем машин
И растворённая мерцанием экрана,
В гнилом бассейне запертый дельфин,
Впредь не услышу грохот океана?

Не приспособлена к тупой рутине будней,
К бессмысленным манипуляциям ума,
Я сознаю – мой путь печально труден.
Погибнув или спасшись – я сама.

***
Надеваю крест на плечи - 
Холодно нести.
Перед теми, кого покалечила,
На коленях – прости! прости!

Gone - Ioanna Gika
00:00 / 00:00

***

Мне кажется, я к морю не доеду
И по кускам себя не соберу. 
И где-то далеко чужой и бедной
В просторном одиночестве умру...

***
Умирая, просыпаюсь - 
Всё горит, горит огнём.
Как бездушенная, маюсь - 
Сном.

Столько лет ходить по грани,
Всё соскальзывая вниз.
Зверь оставленный, зверь раненный,  
Стикс.

Жизни конус обезглавленный - 
Голый призрачный король.
Дуэлянт и клоун прославленный - 
Ноль.

За тяжёлой старой сценою
На коленях и в поту
Для актёришек разменою
Заменяю пустоту.

Но закончен обесточенный,
Натяжной потенциал.
Им - оваций бал наточенных.
Мне – подвал.

В этом акте откровения - 
У рабочих и жнецов
Больше смысла и забвения,
Чем в работе подлецов.

И в пыли на полке преданной,
Замусоленным холстом - 
Вместо славы неизведанной
Под Божественным перстом.

Или проседью не к времени
И трясущейся рукой
Поднимать монеты бремени
С мостовой…

Обрету ль неопороченной
Вкус земли и дань Небес?
За плечами весь всклокоченный - 
Бес.

От дыхания размашисто,
Что слетает с сизых губ,
На стекле горит мордашесто - 
Душегуб...

***
Нечитанной души наполненные строки
Беззвучной музыкой спадают вниз.
Все дни печальны, лихорадочны и го́рьки,
У ямы с оркестровой палочкой – Каприз…

Все, прочь за сцену – мне сегодня соло
Обещано разбившейся судьбой!
А по рядам пронзительно и голо – 
Лишь эхо с распростёртою рукой…

Зеркальна исповедь сорвавшегося горя,
Бессмысленно тяну́щего ко дну,
Где безразлично и бессменно споря,
Усталость с куражом ведут войну…

***
На перепутье. Вздох за гранями возможностей.
Застыла. Взглядом вниз.
Счёт потеряв тревогам и безбожности
Пощёчин за неловкий приз.

И страшно, и смешно. И горько.
Чужую жизнь не проживёшь.
Давай, живой мертвец, поспорь-ка,
Чью ношу ты несёшь!

Безрадостно, безвкусно, безымянно - 
Вместо холста разорванная ткань.
С небес падёт отравленная манна
В пресыщенную сладостями длань…

Куда идти? За поворотом пропасть.
Куда идти? За поворотом свет.
Я чувствую, как времени мне лопасть
Просунула под волосы стилет.

Бесстрашие холодным одеянием 
Укутает, и станет всё равно,
Что выпадет – корона, подаяние, 
Отравленное ласково вино.

***после автомобильной аварии
Это путь к самой себе по ступеням вечности.
В одиночестве до бесконечности.
В море из прекрасного молчания,
От эйфории до отчаяния.

Без пальцев скрещенных и теплоты ладоней,
На дне безмолвия, среди прозрачных стен,
Где преступление сокрыто в каждом стоне,
И вся Вселенная - в притихшем ритме вен.

С клеймом шизофрении и отличия,
И отпечатком от претензии к судьбе,
С расстёгнутой душой до неприличия
Иду, не торопясь, к самой себе.

И не с кем горем поделиться тайным.
И жизнь отныне наперекосяк.
Я там, над пропастью, - нечаянно.
А здесь я – просто так.

Куда ни глянь – мне дела нет теперь.
Перед глазами – коридоры прочь.
И часть меня, а может, вся – в другую дверь.
Над полем, к звёздам, в ночь.

***

Мне кажется, когда-то сверхдавно
Я предала себя, родившись…

Всё на часах застывшее кино
Смотрела, заблудившись…

Голодной пить застывший сок
В пустынных снах планеты

Обречена. Обратный ток
Мне в жилах жизнью этой…

Годами сплю вдвоем с Луной.
И поездам, в откос летящим,

Машу́, как будто им со мной
Вскорь просыпаться спящим…

А на душе - морская соль.
И подвернувшееся небо на полставки…

Я, в этот мир забыв пароль,
Среди подобных одинокой гибну в давке…

***
Страшно подумать – однажды,
Все эти годы ужаса
Станут судьбой, как у каждого,
С отсутствием чувства мужества.

Страшно подумать, что всё это -  
Неописуемое, неправильное,
Отнятое безвременно
Так и умрёт не понятым,
Зря понесённым бременем.

***
У нас нет Родины, мама,
Как же жить без родной страны?
Камо грядеши, камо?
На войну ли? С войны?

И в каждой берёзе этой
Для меня, как в любой русской были,
Будет вопль с чужой планеты – 
Той, которой меня лишили.

***
Я к Вам обращаюсь, безумные боги!
Вы так удивительны, все как один – 
Гневливые, вечные, полуубогие,
С ножами из наших торчащими спин!

Уйдите, исчезните, дайте покоя,
Налейте друг другу отраву в вино.
Я вам, победителям, тайну открою – 
Я вас не боюсь – мне теперь всё равно!

Я вам отдаю свою гордость трофеем,
Себя наизнанку я Вам отдаю.
Дави́тесь. Привыкли? Перечить не смею,
Лишь горькую боль забираю свою.

Да будьте Вы прокляты, Рока Солдаты,
Без чести, без совести, с мерой в глазах!
Вы тысячной доли от нашей утраты
Не сто́ите даже упав на веса!

***
Муза не ходит в гости
К отказавшимся жить.
Ей нужна страсть, страдания, плоскость,
В которой можно любить.

Ей нужна жизнь или точка отсчёта
До каверзного конца.
Она не придёт к истекающим по́том
Уродливым беглецам.

Она не оценит галоп дыханий
В оборванном ритме дней.
Когда обречённый на расставание
С рассветом забыл о ней.

Когда в тёмном мареве безысходном
Карабкаясь и срываясь вниз,
Остатками воли живешь бесплодно.
Когда сам конец, как приз.

Когда вместо праздника – сожаление,
А вместо руки – капкан…
Кто будет просить об её попечении,
Не в силах лечить своих ран?

Она не была со мной томной и сладостной.
Настойчивой, горькой, стальной.
Теперь я пропитана правдой безрадостной - 
С такой муза сможет со мной?..

***
Воспитав в себе солдата,
Ни отца не знав, ни брата - 
Я вернуться была б рада.
Там, где девичья отрада,
И ведь надо,
Да…

Только вместо флага - молот,
Вместо лент с бантами - голод
И покинутый мой край…
Мне чужой теперь… мой рай,
Как мне жаль…
Не виновата.
Вместо дочери солдата,
Я сама – солдат…

Обнимает ночью темень.
Днём котомки, лямки, ре́мень...
Без дому́ живём,
Где бредём… кому несём…
Увядает жизни прелесть,
Если помощи ждать невесть -
Ни откуда,
Ни куда.
Трын-трава мы и беда…

Несмотря на годы горя
И запазухой соль моря - 
Не сдаемся ни за что,
Гордость, страх через плечо - 
Одинокие бойцы…
Наши где же, мам, отцы?...
Молодцы́.

На себя всегда надежда.
Среди честных, крепких между,
Если есть ещё они…
Бога знаем, не плошаем,
Добрых жаль, а злых прощаем…
Не сдаёмся ни на миг…

Боже, милый, помоги…