Подпишитесь на обновления

Стихи. Творчество. Sevora

 Рекомендуемые браузеры - Chrome, Firefox, Safari для Mac (версия 8 и новее), Internet Explorer (версия 11), Windows 10 Microsoft Edge.

Мобильная версия сайта поддерживается iPhone iOS 10 и выше и Android 7.0 и выше. 

 

Для оптимального отображения аудио и визуальных элементов сайта читайте его полную версию (с десктопа). 

 

Другой Мир

***
Пять человек сидели на полу,
Глаза в глаза глядя.
Не выдыхая, не щадя
Зажатых стен в углу.

Пять человек сомкнули круг
Неписанных полей,
Ненарисованных подруг,
Невиданных огней…

А жизнь текла за их окном,
Сменяли годы суть.
Они молчали об одном.
У них один был путь.

И вот, в ночную пелену,
А, может быть, и днём
Один упал. Или заснул.
Не плакали о нём.

И ровно в миг разрыва рук - 
В благословенный миг…
Зашёл другой – он шёл на звук – 
Был крик.

Зашедший сел. Взглянул в других,
Как предыдущий, сквозь.
И круг восстановился их.
И за окном мороз…

А где-то тысячу миров
Спустя, а, может, до - 
Ключ от невидимых замков
Нашёл свое гнездо…

***
Предложения...
угадывай давай - 
отчего серо-синим повеяло
из времён и сердец, что примерила,
как костюмы пушистые…
Лай,

словно оборотень
в чудо-ночь, чудо-день
на осколках зимы,
что тимьян от вины

заалел в полстены,
сквозь всю шерсть
гвоздей в шесть,
серпантин-палантин
каплей в снег…

сбавил бег…
тяжесть век…
но как зверь, человек
разве может жалеть
о не прожитых пнях,
соколиных глазах?..

и охотников кряду
измеривши взглядом
упал…
не стонал, не рыдал – 
умирал. Адмирал

без погон и ливрей;
ни араб, ни еврей - 
полузверь, полудичь
с дыбом шерсти под кич

на холодном снегу
в одинокой войне
с неизбежным: «Могу!»
с вскрытой раной в спине…

догорал зимний свет,
теплый рык от собак
приближался. Лишь след – 
не олень, не сайгак - 

с пограничной резьбой,
бледной теменью век
здесь лежал на забой – 
точно Зверь – Человек.

…уходил по петле
от мокреющих лап
словно дама в седле
неуклюж, косолап

за остреющий бок
горизонта-сосны
полузверь, полубог.
уходил в свои сны…

***
Из всех разбросанных голов,
Из всех сердец,
Милее всех, добрее всех - 
Гонец.

Он, не щадя себя, бежал,
Сбивая пыль,
Носки прекрасных башмаков,
Цветы, ковыль...

Он не желал сойти с пути
В долину злат,
Он всё забыл, он бросил всех - 
"Прощай, мой брат!"

И, добегая до конца, неся пакет,
Сверкая пламенем любви в семнадцать лет,
Не думал внутрь заглянуть, не соблазнён - 
Донёс. Отдал. Взглянул в глаза. И был казнён.

Из всех, кто цели не искал,
Не зная свой конец,
Любил, терпел, бежал, сгорал,
Милее всех – Гонец.

***
В палантинах странных на дороге,
В свете фар, как призраков машин,
Будто Странники из бездны, ей-Богу,
Соглядатаи стоят один-в-один.

В зеркалах мелькают будто перекрестки,
За плечом, как тени хмурые, стоят.
И не старцы, чай, и не подростки - 
Как кустища молчаливые горят…

***
Я гуляла всю ночь по отблескам
Солнца яркого на воде.
И бредя, будто в вечном поиске,
С ощущением "быть беде"

Оглянулась - а рядом мёртвые,
В деревянном, и все в цветах.
Я бегу, а они упёртые - 
Словно отклик нашли в глазах.

И венки на них ярко-красные,
Будто праздничные, горят.
Ни счастливые, ни несчастные - 
Примеряют и мне наряд.

Я не плакала. Руки в стороны – 
Протянула им жизнь свою.
Кто вы, люди? Чумные вороны?
Или ангелы, что в раю?

Не ответили. Отвернулись вдруг.
И пустились в безумный пляс,
Поднимая ансамбль рук,
Опуская полотна ряс.

Я проснулась и поняла. Они – 
Это всё, что вокруг меня:
Мной потушенные огни,
Разгоравшиеся, пьяня;

Мной задушенная любовь
И покинутый мною дом;
Не прощённая кровь-за-кровь;
И Гоморра здесь, и Содом.

Вы простите меня опять,
Наказанием не спася.
Заставляя вновь умолять,
На коленях ЕГО прося…

***
Мне Геката явилась во сне – 
В капюшон догорали тени.
На загадочной хмурой Луне
Мы готовили пакт об измене.

Камни сладкого лунного сна
Чуть мерцали в таинственной свите.
Я – лишь темень в лицо – и Она,
Королева плела свои нити.

Без дыхания праведных сфер,
Без свидетелей равноправных
Я пыталась на лунный манер
Разделиться на левых и правых.

В горизонте пылали лучи,
Я была на изнанке Вселенной,
Где что посохи, что мечи
Опоздали к распятию Бренной.

«И за яростный круговорот
Прошлых жизней и будущих вспышек,
За не пройденный поворот
И спокойного сна излишек…»

Мне зачитывали приговор.
На весах же томилась Тайна – 
Безучастная словно вор
Жизней будущих, жизней данных.

Я проснулась. А вдалеке - 
В равнодушном сиянии звёздном
Выбор сделан. И налегке
Полнолуние стало поздним.

Я ответ свой в себя впитала.
Многоярусны были стоны,
Когда прочь Луна уплывала,
Навсегда меня бросив бессонной…

***
Такие сны не забываются.
Такие сны живут.
Как долго надо было маяться,
Чтобы понять – я тут.

Церквей заброшенных купалены
В тиши покинутых полей.
Моих молитв ночных проталины,
И полынья души моей…

Такие сны от демонических,
От звёзд, от скрежета зубов
В объятиях Христа стоических
До смерти. До таких же снов.

***

Мне мой кошмар давно постелью
Сон подменил шелко́вых простыней.
Я жду его в ознобе, и в метели
Бессонных птиц и рвущихся коней…

Сам дух неведом, что терзает меня явью
Под веками тяжелыми во сне,
Что кожу покрывает потной рябью
И рот закрытым держит мне.

Я десять лет сквозь судорожный клекот
Зажатой птицы в лапах мясника
Успела изучить знакомый топот,
И чувствую – он здесь наверняка.

***
Когда-то на земле царила
Эра богов…
Я помню, как засыпать любила
Под звон кузнецких подков…

А ныне – повернись спиною – 
Где шёпот диамантовых крыл?
Легли столетия плотной стеною - 
Нас кто-то забыл.

***
А месяц молодой - мой друг песчаный - 
Всё также дорасти пытается Луны.
И тени неизведанных созданий
Ему, как спутники, даны…

От звёзд холодный свет бездонный
Всё будоражит его мир, как мой.
И каждый день невидимый, бессонный,
Он бродит по́ небу чумной…

А ночью - только свет сольётся с гранью
Заснувшей, закатившейся Земли - 
Господь ведёт его всесильной дланью
Туда, куда волхвов огни вели…

Мой дорогой! Твоя бессонница дороже
Тем, что роднее друга нет на небесах;
Тем, что, как я, взамен безоблачному ложу
Всё ищешь место, где блестит твоя роса…

***
Листьям осенью последний вдох печален - 
Оттого так ярки их прощай-наряды.

Оттого мы с ними Холоду кричали,
Чтобы был помилосердней с Нею рядом. 

Сквозь лучи, летя, небесного светила,
Развенчавшего последние надежды,

Понимали, что Она нас так крестила
И намеренно так медлила с одеждой.

И прощали Мать-Природу за кокетство,
Подающее сигнал уйти со сцены,

За поруганное прерванное детство
И извечный цикл тягостной замены.

Мы летели, навсегда приняв свободу,
В этот миг сминая время и пространство,

От души благословляя смех погоды – 
Ведь сухое лишь для нас Земное Царство.

Мы молились о пути на новом цикле,
О судьбе неразорвавшегося мира…

Пока вдруг не стали следом мотоцикла
Обречённого погибнуть в ночь кумира…

***
Люди с порванными душами,
Кто вы? Тени…
Я ночами вас всё слушаю,
Скуля в колени…

***
Я скучаю по звёздам, правда.
Я хотела бы вернуться назад.
В этой жизни седой отрада - 
Чьи-то сны по ночам вязать…

***
Зовёшь меня гора́ми, окнами,
Строительными кранами, самолётами
Зовёшь...
Печальными улыбками, рекламами,
Подводной музыкой, хрустальными бокалами - 
Всё в ночь...

Зовёшь, глазами жёлтыми играешь,
Неясным притяжением пятна.
Ты только обо мне всю правду знаешь.
Ты только в меня веруешь. Луна.

***
Мне снилась охота морская
В подводных пещерах и гротах.
Тоска неземная рыска́ла,
Глядела в глаза кашалотам.

И те, кто меня загоняли,
Не ведали боли и страха.
Бессонниц ночами не ждали,
Земного не пробовав праха.

И где-то меж глубью далекой
И мрачных пещер куполами
Бесшумной, пустой, одинокой
Толпою за мной наблюдали.

Другие спокойные молча
Водили глазами за мною,
Пока я, безумная точно,
Кидалась в проход головою…

Ни те, ни другие не знали
Печаль, охватившую сонных.
Ни зла, ни добра не желали…
Текли….
Колокольные звоны…

***
Развеянная благодать.
Заплаканные метели.
Ни выбросить, ни отдать
Новогодние мёртвые ели.

Мне море когда-то снилось
Каким-то огромным дивным.
В нём много чудес водилось,
Тюленьи сверкали бивни…

Горели подводные гроты,
Тая́ сундуки сокровищ,
И, глазом кося, кашалоты
Громаднейших звали чудовищ.

В глубинах играли русалки,
Жемчужные меряя бусы,
Им старые ведьмы-гадалки
Дурман добавляли в укусы.

И племя свободных дельфинов
Не ведало бухт и утесов,
Где воды бы вспенили мины
Из рук добровольцев-матросов.

А сверху искрилось от звёздной
Рассыпчатой бархатной пыли,
Пронизанное словно воздух,
Светило, что в море любили.

И память в лучах его пела
О каждом, кто в волнах плескался,
Чтоб дух этой дивной Вселенной
Развеянным не забывался.

Masked Ball - Jocelyn Pook
00:00 / 00:00